Ай эм э тьюрист

Погожими выходными лучше променять Москву на сменяющиеся подмосковные пейзажи за окном электрички, несущейся по Большому московскому кольцу — это того стоит
Не знаю, как у вас, а у меня в новостной ленте постоянно какая-то странность, по-другому и не скажешь, вылазит. «Активные граждане меняют Москву», — всплывает на экране новостной заголовок. Может всё-таки не «меняют», а «изменяют», чешу затылок я. Но даже не заглядывая в текст новости, отвечаю — нет. Когда на выходные выдаётся тёплая, по-настоящему летняя погода, то лучше всё-таки променять родную Москву на дорогу, путешествие, хотя бы по Подмосковью.
Платформа Турист Савёловского направления. В ожидании электрички обследую окрестности. На всё, про всё — час. За это время можно осмотреть Спасо-Влахернский монастырь, ну и названьице, и дойти до Канала имени Москвы — посмотреть, как теплоходы идут через шлюзы. И быстрым шагом назад, на станцию — должен успеть.

К монастырю подваливает задрипаный санаторский автобус из местного санатория — культ-массовый сектор работает, заботится о культурном досуге отдыхающих. Приехали в основном женщины. На головах повязаны платки — подготовились, предупредили: в православный храм бабе с непокрытой головой хода нет.

Красивый монастырь: стены белённые, часы на колокольне с золотым циферблатом, купола, опять, золотом отливают. Зелено, чисто, дорожки тенистые — ни соринки, вычищены.
— Где у вас можно набрать воды? — спрашиваю пожилую монахиню в чёрном балахоне.

Дорога предстоит дальняя, по Большому московскому кольцу: перегоны долгие, пыль, жара — крыши выгонов раскаляются. Воды негде будет взять. Запастись нужно заранее и обязательно.

Монахиня метёт двор, оборачивается, на время отставляет метлу, и опускает голову, вникая в суть вопроса. А потом смотрит на меня распахнутыми ясными глазами:
— Нет у нас воды, мил человек.
— Как нет? — удивляюсь я. — А готовить, а поливать — сад у вас вон какой.
— Да вся привозная, вода-то, — щурится сестра в чёрном. — Купите в храме бутылочку с освящённой водой…

Спрашиваю воду у узбеков — ларёк с шаурмой поблизости. Водопровода тоже нет — они покупают воду в бутылках в магазине. Но путнику как не помочь. Наливают воду во флягу из пятилитровки, спрашивают, надо ли чего ещё — восточное гостеприимство работает и в гостях.

Выхожу к Каналу имени Москвы. Место узкое — переплыть, раз плюнуть. По каналу друг за другом идут белоснежные круизные лайнеры «Александр Свирский» и «Феликс Дзержинский». Суда с Волги на Москву ходят парами. Два теплохода помещается в шлюз — расходы за проход шлюзов делят на двоих. А их — шлюзов этих от Дубны до Тушино аж восемь.
Возвращаюсь на станцию.
— Дайте билет до Пост 81 километр, — кричу в окошко кассы, перекрикивая грохот проходящего товарняка.
— Такой станции нет, — кричит кассир по ту сторону стекла.
Из окошка тянет сыростью и прохладой — работает кондиционер. А очередь за билетами, пассажиры — на солнцепёке.
— Как нет, когда в графике электрички она есть.
— А у меня её нет. Берите до соседней станции. Какая там?
— Ладно, давайте до Наугольной, а то, вон, идёт уже…

Короткая, шестивагонная ЭР2Р проскакивает по станции вперёд. Бегу по платформе и едва успеваю заскочить в последний вагон. Электричка старая, форточки «правильные» — отъезжают вверх и можно высунуть голову в окно, подставить лицо набегающему потоку воздуха. От этого и вентиляция хорошая, и на ходу в вагоне прохладно.

Перестукиваясь колёсами на частых стыках, электричка уходит на боковой ус — сворачивает с Савёловского направления на Большое московское кольцо. Эх, кольцо, кольцо. Этот участок, от Дмитрова до Александрова — одноколейный. Есть на нём редкие разъезды, где ждут свободный перегон под красным восьмидесятиванонные товарняки-длинномеры.

Железка проходит через леса и болота, змеёй вьётся, подстраиваясь под сложный ландшафт. На некоторых участках дорогу начали спрямлять — прорубают просеки в лесу, отсыпают полотно в болоте и укладывают рельсы. А старые железнодорожные рукава и петли оставляют брошенными в лесу. Порой изношенные рельсы и шпалы просто сбрасывают под откос. Так и торчат они под насыпью памятником российской бесхозяйственности. Только летом этот стыд прикрывают ядовито-зелёные заросли борщевика, да зимой — снегом засыплет.

«Наугольный, следующая восемьдесят первый километр», — объявляет хриплый динамик. Я — единственный пассажир в хвостовом вагоне. Вскидываю рюкзак на плечо, выхожу в тамбур: ай эм э тьюрист. Электричка перепрыгивает линию Ярославского направления по путепроводу, по дуге соскальзывает вниз и визжа колодками тормозит у короткой и низкой платформы Пост 81 км. Платформа явно короче электрички — рассчитана вагона на четыре. Спускаюсь из вагона по крутым ступеням, спрыгиваю с подножки в заросли иван-чая.

Всё-таки работает БМО, электрички ходят: интересные, самобытные. Да и через красивые места проходит эта дорога — окольцовывает Подмосковье внешним диаметром. Расписание электричек сдвинули — за сутки кольцо уже не замкнуть. Да оно может и ни к чему: быстрый темп не для кольца. По нему хорошо проехать с ночёвкам, остановками, обозреть окрестности — такие места. В пору путеводитель по БМО выпускать.
Публикации по теме