Ураган в Подмосковье
Как подмосковный город переживает ураган и борется с последствиями
Непогода — испытание на прочность
В каждом уголке планеты есть силы, которые испытывают человека на прочность. Люди называют их стихийными бедствиями. Ведь появляются эти силы неожиданно для человека. А неожиданный удар самый болезненный.

В наших краях тоже есть такая сила — это ураганы. Рек, выходящих из берегов, у нас нет. Морей, вулканов и атомных станций — тоже. Остаётся непогода.

Погода — дама в себе, с характером. Предсказать её поведение не всегда могут даже профессионалы — синоптики. Казалось бы, что тут сложного. Теплый фронт встречается с массами холодного воздуха. Появляются области низкого давления, куда устремляется воздух — вот и шквальный ветер. Остаётся добавить по вкусу ливень, град, молнии — хорошая буря готова. Прячься кто где может.

Буря приходит с грозой. А у грозы много предвестников. Стрижи летают у земли, шныряют туда-сюда, вылавливая мошек. Коты сидят на заборах и крышах. Ветер стихает, природа как бы замирает. И ещё, душно. Очень душно. Но люди в повседневных заботах не видят эти знаки.
Ураган и после него
Небо темнеет. Порывы ветра поигрывают кронами деревьев, шуршат листвой. Воздух наполняется песочной пылью. Духоту сменяет прохлада. Хлопают окна, с бельевых верёвок слетают свежевыстиранные пододеяльники. Прохожие бегут по улицам, спеша укрыться от непогоды. А по жестяным крышам уже вовсю барабанят капли. Ливень.

Косые струи бьют в стёкла, то сильно, то стихают на время. Вспышка, и через секунду раскат грома. Трещат, ломаются ветки деревьев. Порывы ветра усиливаются, дождь косит. Берёзы гнуться к земле, не в силах противостоять натиску ветра. Провода, натянутые меж столбов, крутятся, как скакалка. Из окон выглядывают испуганные лица в ожидании беды.

Буря длится недолго, от силы полчаса. Фронт уходит, уступая место хорошей погоде. По проезжей части бегут ручьи, унося тонны воды, которые гроза вылила на город. Округа усеяна сорванными с деревьев листьями и ветками. Слышен запах дождевой воды, озона и свежего дерева.

В первую очередь от урагана страдают линии электропередач. Деревья падают на ЛЭП, рвут провода, валят столбы. В городе электрические провода, подходящие к домам, спрятаны под землю: им ураган нипочём. А уличное освещение — слабое место. Поваленное дерево рвёт провод между столбов, и квартал погружается во тьму.

Автомобилисты, не привыкшие к движению в темноте, едут осторожно, с «аварийкой». Того и гляди, наскочишь на припаркованный на обочине авто, водяную колонку или поваленное дерево. В темноте легко проглядеть препятствие.
Тем временем на железной дороге
Поваленные деревья блокируют движение транспорта. И если автомобилист найдёт пути объезда, то на железной дороге упавшее на рельсы дерево останавливает поезда на всей линии. Чтобы расчистить путь, высылают ремонтную бригаду. Но пока она доберётся до места, столько поездов скопится. График движения съезжает по времени. Служебная связь разрывается от команд и указаний. Поезда стоят на перегонах в ожидании отправления.

На железнодорожной станции репродуктор без умолку повторяет: «Уважаемые пассажиры! Электропоезда опаздывают на неопределённое время». Значит, на пути свалилось дерево. На станции скопился народ. Пассажиры спрашивают друг у друга: «Не знаете, когда пойдёт электричка?»

Железнодорожники назначают компенсационные автобусные маршруты. Автобус подъезжает к станции. Объявляют посадку. Отчаявшиеся ждать люди штурмуют автобус. Он маленький, всех не увезёт. Автобус не электричка. Перегруженный транспорт отваливает от станционной площади, ревя надрывающимся мотором. Остальным — только ждать.

На платформе толпа. Взгляды устремлены к горизонту, куда убегает полоска рельс. Вдруг мелькнул свет прожектора. Это поезд. Светящаяся точка приближается. Люди оживились: пошли поезда. Скорый. Скрипя вагонными тележками, прополз мимо станции. В окнах вагонов горит свет, видны напуганные лица пассажиров. Буря пощекотала им нервы в пути.

Следом за скорым подошла электричка. Возгласы, аплодисменты. Люди с платформы приветствуют поезд. Дождались. Машинист медленно подводит состав к станции. Даёт гудок, чтобы кто-нибудь на радостях не угодил под колёса. Из станционного репродуктора звучит объявление: «Внимание! Электропоезда следуют с задержкой». Но всё-таки следуют! Железка ожила.

В городе темно. Отовсюду из-за листвы проглядывают светящиеся квадраты окон домов. По улице приходится передвигаться на ощупь, интуитивно. Не разбирая дороги, попадаю в лужу, и ноги моментально промокают. Звонят родители с дачи. Во всём дачном товариществе вырубило электричество. Воды в кране нет. Холодильник потёк. Но из-за леса, с железной дороги доносятся гудки поездов: электрички ходят. Когда дадут свет никто не знает. Сосед на велосипеде с фонарём поехал выяснять.
Ураган на дачах
Для дачников ураган — это испытание на выживание. При наступлении грозы, ещё до того, как на землю упадут первые капли дождя, в доме выключается свет. Это где-то на лесной просеке скошенное молнией дерево оборвало провода ЛЭП. Гаснут окна, фонари, дачный посёлок погружается во тьму. Смолкает музыка. На полуслове обрывается бубнящий из телевизора голос диктора. Только стук дождя по крыше, шелест листьев и завывание ветра в раскачивающихся проводах.

Электричество на дачах — это жизнь. Люди привыкли к этому удобству. После отключения энергии перестаёт работать дачный водопровод: насос-то электрический. Небольшой запас воды остаётся в водонапорной башне. Дачники спешат запастись водой. Наполняют вёдра, бидоны, пластиковые бутылки. Ведь неизвестно, когда восстановят линию. Тонкой струйкой из крана бежит вода, пока он не начнёт шипеть и плеваться ржавчиной: водонапорка пуста.

Обесточенный, размораживается холодильник. Летом продукты долго не проживут, выручает погреб. Дачники лезут на чердаки за старыми одеялами и пледами. Многие отапливают домики электричеством. Предстоит холодная ночь, возможно, не одна. Если сгорела подстанция, придётся держаться без электричества несколько дней.

Пока телефон не разрядился, успеть позвонить домашним, предупредить: сидим без света. Для освещения из загашника достают припасённые стеариновые свечи. В колеблющемся свете свечи почитать книгу — скоротать досуг.

Дачники-активисты звонят в дежурную службу электросетей, выясняют обстановку. Измотанный бесчисленными вызовами дежурный, механически отвечает: «Все аварийные бригады на выезде. Много повреждений на линии. Раньше утра света не ждите».

На улицах темно и поразительно тихо. Только в окне дачного домика пляшет по потолку свет пламени свечи. Темноту резанул луч карманного фонаря и сразу потух: батарейки экономят, они ещё пригодятся.
Борьба с последствиями
С восходом видны последствия вчерашнего урагана. После бури устанавливается тёплая солнечная погода. Не шутка ли. Улицы покрыты сорванными ветками. Вывороченные с корнем, лежат упавшие деревья. Капоты и крыши машин покрыты пылью и листвой. Под ногами путаются обрывки верёвок и электрических проводов.

Коммунальщики уже вовсю трудятся — расчищают дороги и дворы от поваленных деревьев. В городе много зелени: тополя, осины, липы. Встречаются и берёзы. Тополь — дерево высокое и хрупкое, ломается в первую очередь. Берёза, та юлит, крутится в порывах ветра. А тополь стоял до последнего, хрустнул и завалился.

Сначала убирают поваленные деревья с автодорог. Обрубают ветки, режут ствол бензопилой, растаскивают чурки по обочинам. Дворы — в последнюю очередь, не до них. Главное — транспорт. На детскую площадку высыпала малышня. Вместо игр — зрелище. Тополь-гигант завалился, расплющил детские аттракционы. Нужно обязательно полазить по стволу, пока его не убрали.

На строительной площадке собрались рабочие. Озадаченно разглядывают покорёженный ветром навес из гофрированного железа. Молча курят, сплёвывают на землю. Всю неделю по вечерам они строили этот навес. Чтобы в знойный день отдохнуть на лавочке в тени. И вечером собраться, поужинать за общим столом. От дождя укрыться. А теперь навес скрутило конфетным фантиком — работы прибавилось.

Горожане, не дожидаясь коммунальной службы, сами расчищают дворы. Собирают упавшие ветки и складывают их в кучи, чтобы потом было проще вывозить. У кого-то собственная бензопила. На дворовой лавочке заправил инструмент топливом, дёрнул рукоятку. Бензопила завелась, затрещала мотором, готовая к работе. Со двора сбежались ребята, посмотреть, как будут распиливать берёзу.

В соседнем дворе тоже работает бензопила — там тополь повалился на забор. Город охватило возбуждённое оживление, каждый чем-то занят. Соседи обсуждают: «Вы видели, у третьего дома дерево упало на машину». По улицам снуют газельки коммунальной службы, гружённые пилеными стволами. Электрики натягивают новые провода взамен оборванных. И только «вечный» Ильич под реющими на ветру кумачами одобрительно взирает с постамента: «Все на субботник, товарищи!»
Публикации по теме