Железными дорогами Русского Севера

Москва — Александров — Ростов-Великий — Ярославль — Данилов — Вологда
От Александрова, конечной станции Московской железной дороги, на Север протянулась стальная магистраль к Ярославлю, Вологде, Архангельску. Сейчас дорога электрифицирована и по ней можно передвигаться на электричках. Но, когда-то по ней ходили паровозы, дорога называлась Московско-Ярославской и всё здесь было по-другому...
Строительство Московско-Ярославской железной дороги началось в 1866 году. В Ярославле, Ростове Великом и Александрове были построены паровозные депо. В Германии были закуплены восемь паровозов фирмы Borsig. Первое время дорога успешно обходилась этим числом локомотивов. В 1870 году от Москвы через Сергиев Посад, Александров до Ярославля прошёл первый поезд. С этого началась коммерческая эксплуатация дороги.
Спустя два года от Ярославля в Вологду начали тянуть узкоколейку. Она имела ширину колеи 1067 и впоследствии была перешита на широкую колею. Дорога именовалась Северной. В Ярославле не было моста через Волгу. Чтобы проехать из Москвы в Вологду пассажирам приходилось делать пересадку и переправляться через Волгу на пароходе. Не говоря уже про переправу грузов, для которой были выстроены пристани для барж. Мост появился только спустя 40 лет в 1913 году.
В 1894 году начато строительство узкоколейной линии от Вологды на Архангельск. Правда, до самого Архангельска линия тогда не дошла. Опять же, из-за отсутствия моста. От конечной станции до города нужно было добираться на пароходе по Северной Двине. Дорога стала зваться Московско-Ярославско-Архангельская и к 1895 году состояла из трёх участков: Москва – Ярославль (279,5 км), Ярославль – Вологда (203,8 км), Вологда – Архангельск (634,7 км).
1 апреля 1900 года дорога перешла в казну и стала расширяться. В Ярославле и Вологде появились мастерские для ремонта подвижного состава. По проекту С.И. Ольшевского построен железнодорожный мост через Волгу в Ярославле.

В наши дни дорога от Александрова до Архангельска называется Северной. Важнейший её узел – Вологда. Город находится на пересечении двух железнодорожных направлений: Москва – Архангельск и Санкт-Петербург – Сибирь.
Маршрут экспедиции начинается в Москве и проходит через важнейшие узлы Северной дороги: Александров, Ростов, Ярославль, Вологда. На этих участка есть пригородное сообщение. Наибольшую сложность представляет участок Данилов – Вологда: единственная электричка ходит по вторникам и четвергам в летний период.
От Москвы к Ярославлю
Утро постепенно наплывало на город. В стёклах окон верхних этажей уже блестело солнце. Столбы и деревья отбрасывали длинные, во всю улицу тени. По дороге на вокзал меня обогнал человек: футболка, спортивные штаны, сумка через плечо. Гладковыбритое лицо, запах одеколона. Свежий, утренний человек пружинистой походкой направился к железнодорожной кассе. Наверное, ехал на работу. Приятно встречать таких людей с утра: свежих, в чистой одежде, спешащих навстречу новому дню. Они заряжают бодростью.

В ожидании электрички две бригады контролёров делили состав: «Давайте, я хвостик возьму, а вы середину». Форма у них была разная. Одна бригада в малиновых жакетах и белых рубашках. Другая — в тёмно-синей железнодорожной форме.

Подошла электричка тоже утренняя, чистая. В салоне некоторые пассажиры спали, улёгшись на сиденьях. Ноги торчали в проходе. Слегка покачиваясь, вагон убегал от Москвы среди полей цветов, трав и люпинов. Разгар лета, природа пышет.

Прошла бригада контролёров, проверили билеты. Взад и вперёд, гремя связкой ключей, прошёл помощник машиниста. Долговязый, неуклюже размахивающий руками. Его походка, сопровождаемая металлическим бряцанием, напоминала железного дровосека из сказки Волкова.
В Сергиевом-Посаде начинается вторая жизнь электрички: местное сообщение.
Остановка в Сергиевом Посаде. Почти все пассажиры сошли, и в вагон сели другие. Здесь начинается вторая жизнь электрички: местное сообщение. Из крупного областного центра поезд везёт пассажиров к деревням и небольшим станциям. Как бы в подтверждение этому, контролёры прошли второй раз и снова проверили билеты. Люди, работающие на контроле, обладают хорошей памятью на лица. При повторной проверке контролёры подходят только к тем пассажирам, билеты которых ещё не проверяли. Удивительное профессиональное качество.
В Александрове по громкоговорителю объявили конечную. «При выходе не забывайте свои вещи!» Пассажиры потянулись к голове поезда, к выходу в город. У спуска с платформы выстроилась очередь. В Александрове всё-таки установили турникеты. Ещё в начале лета их не было. Теперь выход в город занимает чуть больше времени. Безбилетники обтекали павильон с турникетами по платформе справа и слева. Заграждения есть, но пока они символические и их легко обойти. «Смотри, вон тот проход уже закрыли», — показывая на заваренную металлическими прутьями дыру в заборе, делились «зайцы». Народ приучают брать билеты постепенно.

Александров только просыпался. В провинциальных городах жизнь начинается позже столичной. Работающие в Москве уже уехали на первых электричках. Местные жители ещё завтракали на кухнях, поглядывая на часы. Было временное затишье перед тем, как александровцы выйдут из подъездов, заполонят улицы города и автобусные остановки, спеша на работу.

Александровский вокзал недавно отремонтировали и издали, он кажется новым и красивым. Но при ближайшем рассмотрении видны серьёзные трещины в стенах здания. На окнах таблички «Аренда». С начала 2016 года вокзалы обязали сдавать неиспользуемые площади в аренду. Но арендовать помещения на вокзале бизнесмены не торопятся. Он расположен в стороне от станции Александров-1. Пассажиры, минуя вокзал, берут билеты в автоматах и направляются на электричку до Москвы.

С северной стороны высоких платформ Московской железной дороги оборудован спуск, переходящий в низкую платформу Северной дороги. Это и есть стык пригородных маршрутов. Символично. У низкой платформы уже ждала четырёхвагонная электричка ЭР2. У каждого вагона дежурил железнодорожный охранник. Два контролёра курили у хвостового вагона. Одеты они были по-разному. Одна в белой рубашке и серой юбке, другая — синяя рубашка и чёрные брюки. Пассажиров в поезде немного.

В головном вагоне сидел парень лет двадцати и пожилой мужчина с седыми взъерошенными волосами. От него по вагону разлетался запах перегара. Они неторопливо беседовали:
— До Ярославль-Главный еду, — поделился парень.
— До конца? Дорогое удовольствие, рублей пятьсот выйдет, — качал головой мужчина.
— Пятьсот пятьдесят, — уточнил парень. — Всё равно по договору еду. Мне оплатят проезд.
— Это как?
Парень молча достал паспорт и извлёк из него сложенный вчетверо лист бумаги.
— Справка! — воскликнул он. — Я вот здесь работаю.
Он показал на церковь Серафима Соровского рядом с Александровским вокзалом.
— Понятно. Богу служишь, — кивнул мужчина и тут же обхватил руками голову. Видно, она болела после вчерашнего застолья. — Раньше в ней была столовая.
— Это когда было? — усмехнулся парень.
— Я тебе потому говорю, что в ней обедал, — уточнил мужичок и вздохнул. — Эх-х-х! Как же всё надоело!
— А что надоело?
— Да всё! На работу сейчас ехать... Вам в церковь охранник не нужен? Я могу!
— Не-е-е, — замотал головой парень. — У нас своя охрана. Ребята в духовной академии в Москве учатся. Принесёте диплом и вас рассмотрят.
— Что, так серьёзно?! — мужчина вытаращил глаза.
— А то! Сейчас с работой сложно.
Собеседники смолкли. Каждый смотрел в окно, оставшись наедине со своими мыслями.
Объявили отправление электрички до Ярославль-Главный в 8:19. Пассажиры забеспокоились: «Почему? В 8:29 по расписанию должна идти». Электричка стояла и отправилась по расписанию в назначенное время, в 8:29. Старые рижские вагоны проскрипели на выходных стрелках станции и застучали по рельсам Северной дороги. Миновали веерное локомотивное депо. Когда-то в нём базировались паровозы, а сейчас хранится вспомогательная железнодорожная техника: маневровые тепловозы, ЖД краны, мотовозы.

На старой панели салона, обклеенной различными предупреждающими и запрещающими объявлениями, красной краской трафаретная надпись «Температурный режим в зимнее время +11 — +15С». Такие надписи позже мне встречались во всех электричках Северной дороги.

Охранник расположился на сиденье в конце салона и внимательно рассматривал редких пассажиров вагона. Зашла контролёр, та что в синей рубашке. Пробила на кассовом аппарате билет до Ростова за 339 рублей, достала из кармана синюю печать и зачем-то шлёпнула на билет. Стоимость проезда вышла 3,5 рубля за километр пути. Дешевле никак. На Северной дороге с «зайцами» строго. Охранник в каждом вагоне. Безбилетников высаживают без разговоров.

Каждый контролёр обслуживает два вагона, переходя из одного в другой. На остановках охранник и контролёр выглядывают в окно и замечают приметы севших в поезд пассажиров. Если контролёра в тот момент в вагоне нет, охранник передаёт ему приметы пассажиров позже. Такая система, муха не пролетит. Пассажиры едут с билетами.
Центр Ростова двухэтажный. Много домов пустует или брошены. Первые этажи часто отданы под магазины и учреждения.
На дороге есть и низкие, и высокие платформы. На станции Итларь новый деревянный вокзал. Здесь электричка пропускает скорый, стоянка 11 минут. «Контра» и охрана вышли из душного вагона и задымили табаком в тени, отбрасываемой зданием вокзала.

Непрерывно гудя, электричка стремительно приближалась к станции Ростов-Ярославский. Платформа высокая. Чтобы сойти с электрички, оборудованной под посадку с низких платформ, нужно сделать широкий шаг через подножку.

Центр Ростова двухэтажный. Много домов пустует или брошены. Первые этажи часто отданы под магазины и учреждения. Есть замечательные здания с резными наличниками и фасадами, выкрашенными в самые разные цвета. Дом юного туриста на улице Луначарского, например. Исторические здания отмечены специальным табличками «Памятник архитектуры» и пояснение: «Дом купца такого-то». Дворики многоэтажных домов уютные. Жители облагораживают территорию как могут. Ветер треплет пододеяльники и полотенца на бельевых верёвках, натянутых во дворах. Попадаются сгоревшие дома. Они так и стоят после пожаров, невосстановленные, и от этого становится грустно. Долгострой «Гостиница» прямо в центре города обнесён деревянным забором и утопает в зарослях. У города нет средств на демонтаж.

2 августа в России традиционно отмечают день ВДВ. Бывшие служащие «Войск Дяди Васи», одетые в тельняшки и голубые береты, разъезжают по городу на автомобилях с флагами. В центре города собрался митинг. Бравый десантник в военной форме поздравил собравшихся с праздником. Музыканты исполняли военно-полевые песни под аккомпанемент гитары. С утра десантники ещё не разгулялись и подпевали вяло.

Город так спланирован, по какой улице не пойдёшь, всё равно выйдешь к кремлю. Чистый, белоснежный Ростовский кремль выделяется среди потёртых, пестрящих рекламой зданий торговых рядов. Церкви, соборы, палаты, стены кремля строились и восстанавливались в разное время. Ощущается некая разнородность, нет единого комплекса и идеи. Поражает своей красотой Митрополичий сад: яблоки и груши начали поспевать. Год урожайный для яблонь и ветки деревьев, усыпанные красными, оранжевыми и зелеными яблоками, клонились к земле. Чтобы они не сломались, служащие подпёрли потяжелевшие ветки рогатинами. В саду ящик с яблоками и кран для мытья рук. Яблоки из ящика можно брать, мыть под краном и пробовать. В саду прудик с тёмно-коричневой водой и странным бурлением в центре. Видимо, задумывался фонтан, а получился «гнев водяного». Выйдя из кремля, ощущаешь контраст с остальными памятниками архитектуры и зданиями города: вот здесь спасли, восстановили, а на эти сил не хватило. Древние здания с заколоченными окнами и поросшими мхом крышами стоят дожидаясь то ли восстановления, то ли когда время вынесет окончательный приговор: «Под снос!»
С Юго-Востока к городу примыкает озеро Неро. Параллельные улицы-спуски выводят к его берегу. Ростовчане не купаются в озере: много водорослей и ил по колено. Предпочитают выезжать на карьер и речку вблизи города. Но, это не мешает ходить по озеру на лодках. Множество лодок и катеров, прикованных цепями и тросами, выстроилось вдоль берега. Тут же через дорогу лодочные гаражи для хранения подвесных лодочных моторов. Все лодки поразительно похожи друг на друга: дюралевые, цвета хаки, военные. Их ещё называют «Казанками». Иногда встречаются целые причалы с рядами лодок. К ним ведут деревянные помосты. Чтобы на помост не заходили случайные люди, хозяева делают одну секцию помоста откидной и пристёгивают замком.

Вдоль берега предприимчивые ростовчане организовали гостевые дома для приёма туристов. На частных причалах можно арендовать катамаран или заказать прогулку на катере. Впечатление такое, что в Ростове не стремятся создать единую инфраструктуру для туристов. Каждый зарабатывает как может: продажа сувениров, частные музеи и гостевые дома, прогулки по озеру на катере и проведение экскурсий для групп туристов.

От кремля по берегу дошёл до Спас-Яковлевского монастыря. С озера дул прохладный ветерок. Он трепал заросли камышей на берегу, гнул осины и освежал в знойный день. Со стороны озера монастырь явил собой печальное зрелище: облупленные стены, надтреснутые плиты ступеней, поросшие молодыми деревцами, куски осыпавшейся штукатурки. Зато лицевой фасад монастыря сверкал золотом куполов и радовал свежей побелкой. Внутри территория благоустроена, чисто, аккуратно, обилие зелени. Если не знать, что твориться сзади, со стороны озера, можно принять монастырь за образцовый. На территории есть крохотная столовая. Группа французских туристов выстроилась в очередь в единственную кассу. «Вода Святой источник без газа», — коверкая русские слова, выговорил один из туристов. Он был рад, что его поняли и дали ту воду, что он хотел.

Среди монастырских строений в зелени туй затерялся деревянный домик источника. Из трубы беспрерывно льётся ключевая вода. Удивительно, что вода без вкуса и запаха, нейтральная. Прекрасно утоляет жажду.
Лишь бы рассказ экскурсовода был интересным, захватывающим, эмоциональным и развеивал послеобеденную сонливость.
У источника начинают экскурсии проводники-частники. Отдыхая на лавке, послушал нескольких экскурсоводов. Каждый работает по собственной программе, и у каждого свой набор баек, историй и легенд. Даты тоже иногда разнятся, хотя абсолютная точность исторических фактов туристов не занимает. Лишь бы рассказ экскурсовода был интересным, захватывающим, эмоциональным и развеивал послеобеденную сонливость. Туристов мало и экскурсоводы борются за клиентов. Если у экскурсанта во время рассказа звонит телефон, повествование прерывается: «Пожалуйста, беседуйте, мы подождём». Пока человек общается по телефону, остальные экскурсанты задают вопросы.

В Ростове есть тематические музеи: Музей ростовского купечества, Музей Царевны-лягушки. Последний по совместительству гостевой дом и ресторан. Через дорогу от него ресторан «Иван-царевич» для свадебных застолий и торжеств. На музеях не заработаешь, а выживать нужно.

По станции Ростов-Ярославский объявили прохождение чётного поезда по первому пути. Вдали загрохотал товарняк и нефтяные цистерны понеслись вдоль узкой платформы, мимо пассажиров, ожидающих электричку на Ярославль. Пришлось держаться за фонарный столб, чтобы не сдуло набегающим потоком воздуха. Состав прошёл и со стороны Александрова подошла электричка. Шестивагонный состав ЭД4М. Охрана так же, как и в утренней электричке, в каждом вагоне. Контролёры на этот раз одеты единообразно: белый верх, серый низ. С июня 2016 года Северная дорога ввела обязательный сбор за оформление билета в поезде: 24 рубля. Сбор взимается не всегда. Полный билет от Ростова до Ярославль-Главный обошёлся в 183 рубля. Ростовчане говорят, ездить на электричках — удовольствие не из дешёвых. Многие предпочитают добираться до Ярославля по трассе. На автозаправке, на выезде из Ростова подходят к машинам. До Ярославля водители берут 50-70 рублей с человека.
На станции Ярославль-Главный есть и экзотика: санитарный поезд «Хирург Николай Пирогов» и вагон-музей Северной железной дороги.
Станция Река прямо перед мостом через Которосль. Двери закрылись и поезд скользнул на мост. Единственная стальная секция и через 1 километр следующая остановка 265 километр. Самый короткий перегон на дороге. Дачные места. Перед Ярославлем остановки пошли чаще, а справа замелькали летние домики.

С Севера к Ярославлю примыкает нефтеперерабатывающий завод-гигант. Хотя железную дорогу от завода отделяет защитная лесополоса, остро чувствуется запах нефти.

Электричка въехала в город, прогрохотала по промзонам и остановилась на станции Ярославль-Московский. Отсюда идут поезда на Восток, на Иваново и Кострому. Стоянка 15 минут. За это время поезд обернулся и двинулся в обратную сторону, уйдя на треугольнике путей на Север, к станции Которосль. По мосту поезд пересёк реку Которосль и въехал на станцию Ярославль-Главный. Подъездные пути станции заставлены пассажирскими вагонами и вагонами специального назначения: путеизмерители, рельсосмазыватели, вагоны-лаборатории. Есть экзотика: санитарный поезд «Хирург Николай Пирогов» и вагон-музей Северной железной дороги.

Электричка остановилась у перрона. На соседний путь подали под посадку пригородный поезд на Иваново. Рыжий коломенский тепловоз и четыре сидячих вагона. Объявили отправление, тепловоз выпустил из выхлопной трубы чёрный дым и, деловито урча, потащил вагоны в сторону Ярославль-Московский.

На вокзальной площади, как и в любом крупном транспортном узле, кипела жизнь. Спешащие люди, чемоданы, узлы, ларьки с пирожками. Троллейбусы, маршрутки и своры таксистов обступили вокзал со стороны города, развозя прибывающих пассажиров.

От вокзала я двинулся в город и сразу почувствовал знакомую деловую суету большого города. Потоки автомобилей, офисные служащие, обсуждающие события минувшего рабочего дня, горожане, спешащие по магазинам. Идя по улице Свободы можно встретить цирк, стадион «Шинник», ресторан Макдональдс. Хостел, в котором я забронировал номер тоже на этой улице. Она выходит прямо на площадь Волкова, на которой расположен знаменитый театр Волкова.

В хостеле встретил паломника, пожилого мужчину, путешествующего по монастырям городов Золотого кольца. Он посоветовал посетить Толгский монастырь на Заволжской стороне. Он достал из рюкзака карты и показал, как добраться до монастыря. Карты были старые, времён СССР и уже неактуальные.

Вечером вокруг города ходила гроза. За Волгой сверкали молнии, но река не подпускала фронт. Волга — сильная река.
Ярославль
В городе есть Детская железная дорога.
Утром небо затянули тучи и заморосил дождь. Гроза так и не перешла Волгу, вылила весь дождь за городом. Теперь её остатки жидким дождём поливали дороги и крыши города. Прибило, смыло городскую пыль и сразу стало свежо.

В Ярославле есть детская железная дорога. Она была построена в 1946 году и проходила по набережной Волги. При заполнении Горьковского водохранилища в 1958 году берег реки был размыт и движение по дороге стало невозможно. Только в 1968 году дорогу перенесли в Заволжский район на окраину города.

Первым делом я направился на ДЖД. С Комсомольской улицы идёт прямая маршрутка до Яковлевского, где расположена дорога. Маршрутка пропетляла по улицам города и выехала на Октябрьский мост через Волгу. В окно барабанил дождь. Пассажиры уныло смотрели на серое небо и тёмные потоки Волги внизу. С Заволжской стороны в город шёл плотный поток автомобилей: люди едут на работу в центр Ярославля. Дорога из города пустовала.

Ярославская детская железная дорога проходит по Яковлевскому бору и делает неполное кольцо. Конечные станции Яковлевска и Пионерская расположены рядом. Территория ДЖД обнесена металлическим забором. У входа паровоз-памятник «ГР-332», который не сделал на этой дороге ни одного рейса. Пять узкоколейных пассажирских вагонов стояли на станции Пионерская. На платформе юные железнодорожники в оранжевых жилетах готовились к рейсу, Отправление первого поезда Пионерская — Яковлевская в 10:30. Ярко-жёлтое здание вокзала со стеклянным витражом примыкает к станции. Касса была ещё закрыта, зато в самом здании макет железной дороги, фотовыставка «Живые паровозы» и Музей необыкновенных путешествий. Примечательно, что это единственный в России музей при ДЖД. Он рассказывает об истории появления железной дороги в России, этапах строительства Северной железной дороги, роли дороги в Великой Отечественной войне. Интерактивные экспонаты, дымящий паровоз, макеты, схемы, исторические фотографии — музей оборудован по высшему разряду. Приятно, что посетителям напоминают об отце-основателе Северной дороги промышленнике Савве Мамонтове. Гвоздь экскурсионной программы — 5D кинотеатр. В нём можно совершить поездку в кабине локомотива из Ярославля в Лабытнанги — крайнюю восточную станцию Северной железной дороги. После посещения музея захотелось немедленно отправиться на вокзал и взять билет до Лабытнанги.

Открылась касса и я взял билет на детский поезд до станции Яковлевская. На станции юные железнодорожники приступили к выполнению заранее распределённых обязанностей. У каждого своя роль: проводник, начальник поезда, обходчик, стрелочник, машинист.

Проводники заняли места у рабочих тамбуров. Двое ребят играли в настольный теннис под навесом станции: для них дела не нашлось. Теннисный мячик постоянно убегал и скатывался по платформе на насыпь. Обходчик, проходя вдоль состава, делал последнюю проверку, постукивая железнодорожным молотком по тормозным тягам вагонов. К составу подошёл локомотив ТУ7А. Брякнули буфера. Сцепка неавтоматическая, в отличие от железной дороги общего пользования. Чтобы прицепить состав к локомотиву, сцепщик накинул серьги сцепки на крюки. Диктор тоже юный железнодорожник объявил по громкоговорителю посадку на поезд. Пассажиры заняли места в вагонах. Проводники помогали подняться в тамбур, поддерживая за локоть. Такая забота приятна и не лишняя: среди пассажиров были и дети. Подножки вагона сильно выдаются за габарит вагона. Сделано ли это нарочно, чтобы пассажирам было проще подниматься по пологой подножке. Патформы на дороге построены под увеличенный габарит, с учётом выступающих подножек. Дали объявление об окончании посадки. Захлопали двери тамбуров, проводники заняли места в вагоне. Тепловоз дал гудок, вагон дёрнулся и покатился вдоль платформы. Поезд набрал ход. Путь хорошего качества, на бетонных шпалах. Вагон не мотает и лишь тихий перестук колёс напоминает, что едешь по железной дороге. В пути проводники проверили билеты и сделали объявления о маршруте поезда и остановках. Рассказали об истории детской дороги. Не было прослушивания весёлой музыки на телефоне, шуршания конфетными фантиками и догонялок по вагону. Ребята-проводники вели себя по-взрослому.
Обидно: Я живу в пятнадцатимилионном городе, где нет собственной детской железной дороги.
На детскую железную дорогу принимают учащихся 6-7 классов. Для ребят это кружок. Они только определяются, кем хотят стать, начинают осваивать профессию. Мальчишки хотят быть машинистами и водить локомотивы. Поскольку девочек в машинисты не берут, они могут освоить профессию проводника, дежурной по станции и экскурсовода. После окончания обучения на ДЖД, ребята могут без экзаменов поступить в железнодорожный техникум. Раньше такой был в Ярославле. Сейчас нужно ехать поступать в Москву. Зимой учащиеся познают теорию железнодорожного дела, а летом отрабатывают полученные знания на практике. Проводятся слёты ДЖД. Каждая детская дорога отбирает шесть лучших учеников и отправляет их на слёт в другой город. В этом году делегаты от Ярославской детской железной дороги поедут на Иркутскую ДЖД.

Почему ребята идут на ДЖД? У каждого свои причины. Дед работал на этой дороге. Папа машинист. Друзья привели, рассказав, как здорово участвовать в жизни настоящей железной дороги. Многие школьники сознательно решают связать жизнь с железной дорогой, предпочитая осваивать профессию, нежели гонять голубей во дворе или играть в пристенок.

Поезд проехал по маршруту и прибыл на конечную станцию. Проводники объявили об окончании поездки. Они не разбежались врассыпную, а помогли пассажирам сойти на платформу, подавая руку, расспросили, понравилась ли поездка. Во втором и третьем вагонах были найдены забытые предметы: коробки с торчащими проводами — муляжи взрывных устройств. Так, симулируются нештатные ситуации, приучающие юных железнодорожников действовать по инструкции. После окончания поездки ребята собираются на линейку, где проходит «разбор полётов». Инструктора подсказывают, какие были ошибки, как нужно было действовать во нештатных ситуациях.

Покидал Ярославскую детскую железную дорогу с чувством сожаления: я живу в пятнадцатимилионном городе, где нет собственной детской железной дороги. Обидно!

Кстати подошедший автобус маршрута №33 довёз меня до городского пляжа на Тверицкой набережной. Распогодилось, ярко светило солнце. Выкупался в Волге и улёгся на прогретом пляже. Проходящие вверх по течению теплоходы нагоняли на берег волны. Они накатывали на песчаную бровку, оставляя на берегу водоросли и белую пену. Отчаянно стуча машиной и пуская чёрные клубы дизельного дыма, от причала Речного вокзала отвалил круизный лайнер «Василий Чапаев». В сопровождении звуков оркестра он ушёл под Октябрьский мост в направлении Рыбинска. На его палубе толпились туристы, фотографирующие исторический центр Ярославля в воды.
Близ Ярославля в Толге расположен Толгский женский монастырь. До него можно добраться на теплоходе вверх по течению или на автобусе. Теплоход делает четыре рейса в день. Это мало: нужно подгадывать время отправления, согласовать с планами, ждать. Я решил доехать до Толги на автобусе, осмотреть монастырь и вечером вернуться в Ярославль последним теплоходом.

Большинство городских маршрутов в Ярославле проходит через Красную площадь. Отсюда отправляется и автобус до Толги. Когда я подошёл к остановке, №93 уже отправлялся и я успел заскочить в закрывающуюся дверь. Автобус пересёк Волгу по мосту, миновал Заволжскую часть города и выехал загород. До монастыря автобус не доезжает: делает остановку на трассе. До берега Волги, где расположен монастырь, от трассы 2 километра пешком. Погода была хорошей и прогулка пришлась кстати.

Перед монастырём водонапорная башня из красного кирпича с цифрами «1954» на фасаде. Башня снабжает водой монастырь. Обитель окружена двойной стеной. Первая стена отделяет хозяйство монастыря от внешнего мира. Огород, сад, теплицы, хозяйственные и административные постройки, архондарник — монастырская трапеза, где паломники могут подкрепиться. Пройдя мимо огорода, попадаешь на площадь к монастырской стене — входу в обитель. За ней собор, церкви и сестринские корпуса. На территории действую особые правила. У входа плакат, предупреждающей о запрете фотосъёмки сестёр монастыря.

Территория монастыря стерильна от мусора. Сразу бросается в глаза обилие цветов и растений — монастырь женский. Пока не началась служба в соборе, сёстры занимаются хозяйственными делами. У каждой есть послушание — профессия в монастыре: певчая, работа в просвирне, в церковной лавке, в огороде. Кроме послушания, за каждой сестрой закреплена определённая территория монастыря, за чистоту и порядок на которой она отвечает: дорожка, клумба, газон. Нужно полить, убрать листья, покосить. Территория монастыря небольшая, но монахини перемещаются по ней на крохотных одно— и двухместных электромобилях. Технический прогресс не обошёл Толгский монастырь. Можно запросто встретить сестру, разговаривающую по мобильному телефону. В архондарнике на телеэкране транслируют тематические видеофильмы. Но что касается религиозного действа, всё по-старому: восковые свечи в соборе и церквях, масляные лампады, деревянные иконы. В церкви икона Толгской Божьей матери мироточит. По её лику текут капли жидкости, миры. Загадка, которую не может объяснить современная наука.

Приближалось время отправления теплохода на Ярославль и я поспешил к Волге. Пассажиры уже собрались у понтонного причала в ожидании рейса. Такие плавучие сезонные причалы выставляют по берегам Волги в период навигации для пристани пассажирских теплоходов. Понтон с парапетом, навесом от дождя и швартовами — всё нехитрое оснащение пристани. Солнце отбрасывало блики от зеркально-золотых куполов монастыря. Мальчишки ныряли с причала в Волгу. Натужно стуча дизелем, вниз по течению прошёл ярко-жёлтый буксир. На длинном стальном тросе он тащил плавучий причал. Буксир ушёл далеко вниз, а уханье машины ещё долго долетало до Толги по реке. На колокольне монастырского собора затрезвонили колокола, приглашая на вечернюю службу.

Пассажиры потянулись по сходням на причал: сверху по течению подходил теплоход «Москва-102». Мальчишки вылезли на понтон и разлеглись на раскалённом металле, греясь под лучами вечернего солнца. Теплоход прошёл мимо, развернулся и подошёл к понтону против течения. Такова особенность судоходства: причаливать против течения. Матрос в чёрных брюках, чёрной рубашке и тёмных очках накинул швартовочный конец и потянул канат. Теплоход замер. Пассажиры торопливо прошли в салон, чтобы не задерживать отправление. Машина взревела и теплоход отошёл от причала, крутанулся и пошёл вниз по реке. Билеты продаются в кассе на теплоходе. Выход по билетам. В окошко кассы выстроилась очередь. Взял билет до Ярославля за 21 рубль и вышел на открытую палубу. Некоторое время теплоход скользил по течению, потом взял круто вправо, подошёл к берегу и уткнулся носом в песчаный пляж. Матрос лебёдкой опустил носовой трап и несколько пассажиров сошли на берег. Машина надрывалась, вода за кормой бурлила от бешено вращающихся винтов. Так, капитан удерживал корму теплохода, чтобы её не сносило течением во время стоянки. Моста в этом месте нет и рейсовый теплоход попутно выполняет роль переправы: отходя от Толги, сразу причаливает к противоположному берегу, а после идёт в Ярославль.
«У вас билет только по городу!» — матрос преградил путь парню, сходящему по трапу.
Теплоход скользнул под автомобильный мост, потом под Ярославский железнодорожный мост, затем снова под автомобильный Октябрьский мост. Пройдя мимо Речного вокзала, он опять зашёл против течения и причалил. Капитан объявил об окончании рейса и пассажиры выстроились в проходе салона в очередь на выход. Матрос в чёрном проверял билеты у трапа. «У вас билет только по городу!» — преградил он путь парню, сходящему по трапу. — «Да ещё и ревизором надорван. Это не наш билет!» Матрос махнул милиционеру, дежурившему на причале, и тот стал пробираться сквозь толпу сходящих пассажиров к судну. Началось разбирательство. Матрос, занятый выяснением, уже не рассматривал и не надрывал каждый билет, а сминал билеты в кулаке.
Амбиции мецената или гармония исторического центра. Ярославцы решают, что для них важнее?
На расчерченной квадратами плитки набережной рыбаки удили рыбу, пристроив удочки на литой чугунный парапет. Сачки для рыбы стояли тут же, рядом с велосипедами. На стрелке в 2004 году построен Успенский собор. Он появился благодаря меценату, московскому бизнесмену Виктору Тырышкину. Собор построили на месте старого, разобранного в начале ХХ века. Правда, по размерам он превосходит древний и внешне вовсе не похож на него. Некоторые ярославцы считают, что новый собор слишком большой, негармонично смотрится на стрелке и, за счёт своего размера, приуменьшает другие памятники исторического центра Ярославля. Планируется выстроить колокольню, которая тоже будет больше прежней. Есть протестующие против строительства: амбиции мецената или гармония исторического центра. Ярославцы решают, что для них важнее?

Проходя мимо Кирилловского монастыря, почувствовал запах свежего хлеба, зашёл в монастырскую трапезную: только что принесли свежеиспечённый ржаной хлеб. Очень вкусный, бездрожжевой, долго храниться. Монастырь мужской, сразу видно. Его территория разительно отличается от Толгского, женского. Деревянные паллеты свалены в кучу, свисающие провода, торчащая арматура и единственная, сдержанная клумба. Более, чем аскетично.

Вечерело. Похолодание заставило остаться дома любителей кальянов и подержанных автомобилей, которые собираются у своих авто, припаркованных вдоль улицы Советской. Центр города, по большей части, пешеходный и автомобилистам туда не пробраться. Они паркуются на Советской, не доезжая квартал до площади Волкова.

В хостел вечером возвращались постояльцы: кто с работы, кто с учёбы, кто с экскурсии. Пили чай, делились впечатлениями прожитого дня и расходились по номерам отдыхать. Завтра новый день, новые дела.
К Вологде через Данилов
В день отъезда из Ярославля в Вологду было пасмурно и тепло. Лучшая погода для путешествия по Русскому Северу. Город только просыпался. Его шестерёнки — утренние автобусы приходили в движение, развозя первых пассажиров на смену, на заводы и предприятия.

От Ярославля до Вологды две электрички: Ярославль — Данилов и Данилов — Вологда. Последняя ходит только в летний период по вторникам, четвергам, субботам и воскресеньям, раз в день, вечером. Под эту электричку пришлось подстраивать всё путешествие: старт экспедиции, обратный поезд из Вологды в Москву. От Ярославля до Данилова добраться значительно проще. Но не все электрички ходят ежедневно. Так совпало, что дневная электричка не ходит по четвергам. Придётся ехать в Данилов утренней электричкой, провести там целый день и вечером выехать в Вологду.

Справа от вокзала Ярославль-Главный ярославцы установили памятник Савве Мамонтову. Промышленник и меценат считается основателем Северной железной дороги. В окружении елей бронзовый Савва гордо осматривает вокзальную площадь. За его спиной старинная карта Северной дороги. Начинается она в Ярославле и алым лучом убегает вверх к Архангельску.

Рядом с вокзалом здание билетных касс. Это кассы дальнего следования. Пригородные расположены в здании вокзала. Открыто только два окна. До прибытия электрички оставалось 7 минут, а хвосты очередей петляли по залу ожидания и доходили до входа в вокзал. Подошла электричка и очередь рассыпались: люди, боясь опоздать, рванули на электричку. Вагоны заполнились пассажирами. Прошла контролёр и проверила билеты. Кто не успел приобрести билет в кассе, купил его у контролёра, уплатив сбор за услугу оформления билета в поезде 24 рубля. Билет до Данилова с учётом сбора обошёлся в 249 рублей.

Электричка простояла у перрона 3 минуты, дожидаясь бегущих пассажиров. «Следующая Депо», — донеслось из динамиков. Зашипели, закрылись автоматические двери и электропоезд неторопливо покатил по первому пути. ЭД4М в шестивагонном составе. В головном вагоне два контролёра и ещё двое в железнодорожной форме, сидящие без дела и мирно беседующие: ревизоры.

Электричка миновала депо, Моторный и Шинный заводы и остановилась на станции Приволжье прямо перед мостом через Волгу. Крайняя станция на этой стороне, дальше поезд идёт по Заволжью. В вагон хлынула толпа дачников с со скарбом и сумками. Садоводы торопились занять места. Не только себе, а ещё и соседям по даче, садящимся на следующих остановках. Салон наполнился гомоном, возгласами, руганью. Дачники расселись, успокоились. Электричка выехала на полотно железнодорожного моста. Стальные фермы зарябили от быстрого движения поезда. На некотором отдалении, слева и справа виднелись автомобильные мосты.
Электричка — единственно место, где дачники могут спокойно обсудить свои проблемы.
Электропоезд, отчаянно стуча колёсами, подъехал к станции Филино. Опять садились дачники, на этот раз уже с Заволжской стороны. Кто встретил знакомых, кто рассовал вещи по багажным полкам и достал кроссворд, а кто просто уставился в окно. Поехали. С разных сторон загудели и слились в какофонию дачные разговоры. Огурцы нужно поливать. Раньше выращивали, потому что в магазинах было пусто. А теперь зачем? Картошка в нормальных условиях должна вызревать 120 дней. А наша зреет 80-90. Может, специальный «северный» сорт засеяли? Год яблоневый, ветки обсыпные, приходится рогатины подставлять, чтобы не сломались. И всё равно, яблок так много, что обломанные ветки уже висят — нужно спиливать, жаль. Голова от этих разговоров идёт кругом: компостная куча, сарайка, водопровод... дача, дача, дача. Электричка — единственно место, где дачники могут спокойно обсудить свои проблемы. Приедут на участки, не до разговоров — столько дел.

На станции 310 километр дачники сошли. Поблизости крупный посёлок, несколько сотен участков. Вагон опустел. Двое ревизоров, сидящие до поры до времени в головном вагоне, поднялись со своих мест и прошли по вагонам. Оттиснули никелированными щипцами дырочку на билете. Тем временем электричка неслась по высокой насыпи Северной железной дороги. За окном пошли лиственные леса. Дорога петляла и изгибалась. Выходя из одной кривой, поезд тут же заходил в другую. Выглянув в окно, можно наблюдать, как мотается шестивагонный хвост.

В вагоне осталось несколько пассажиров. По мере продвижения на Север, людей с северным торопливым говором становилось больше, а их речь — неразборчивей. Северные женщины стройные, с красивыми длинными волосами каштанового цвета. Иногда они распускают скрученный на затылке пучок и длинные пряди волос струятся по широким, сильным женским плечам.
Состав незаметно подкрался к Данилову. Конечная. Рядом с новым каменным вокзалом притулился старый, деревянный. Железнодорожники задействовали его под хозяйственные нужды. Серая краска местами облезла, но вокзал держится бодро.

На вокзальной площади стояли несколько автомобилей такси и милицейский УАЗик. За импровизированной стоянкой неестественно высоко на двух тонких ножках поднялся щит с туристической картой Данилова. На ней отмечены церкви, краеведческий музей и достопримечательности города. Какое-то время я пытался сориентироваться по карте, но ничего не выходило. Улицы Данилова проходят не вертикально и горизонтально, а под углом к направлению на Север. На карте вертикальная линия железной дороги и ромбы, образованные пересечением улиц.

Человечек устроен так, что для устойчивости ему обязательно нужны горизонтальные и вертикальные линии. Природа позаботилась об этом: линия горизонта, уровень воды, стебли и стволы растений. В жилищах человек сам устраивает эти линии. Оглянитесь по сторонам. Без них не пройти и трёх метров. Попробуйте закрыть глаза и сделать несколько шагов... С картой Данилова то же. Глаз автоматически ищет горизонтальные и вертикальные линии и не может зацепиться. Вот если бы организаторы догадались повернуть карту.

На площади меня атаковали вокзальные попрошайки, которые вьются вокруг пассажиров, пытаясь жалостью и намёками выудить у них 10, 15, а если повезёт, то и 50 рублей, чтобы взять пиво и поправить здоровье. Я поспешил в город.

Первое, что я отметил — оживлённая торговля. Вместо привычных палаток с хлебом и мороженым — ларьки «Комбикорм» с изображением свиньи. Магазин диванов привлекал посетителей рекламой «Много диванов». В ходу такие названия торговых палаток, как «Брейтовчанка» или «Хозяюшка Межрайбазы». А на витрине магазина одежды можно запросто встретить объявление «Ликвидация шуб».

Речь местных жителей — сплошная скороговорка с длинными «О» и «А». Когда даниловцы переговариваются меж собой, разобрать можно не всё. В Москве, Ярославле и других городах центральной России северяне стесняются своего говора и скрывают его, подстраиваясь под местных жителей. Зато у себя на родине они «Окают» и «Акают» вовсю.

«Наведём порядок у вас в подъезде!» — обещал плакат на столбе. Ниже телефон депутата, который обещал навести этот самый порядок, если его выберут повторно. Я только достал фотоаппарат, чтобы сделать снимок плаката, как ко мне подошёл небритый мужчина в спортивном костюме.
— Ты чего это снимаешь? — подозрительно косясь на фотоаппарат, спросил он.
— Плакат на столбе, — кивнул я в сторону плаката, обещающего порядок в подъезде.
— А-а-а... — разочарованно протянул он. — Я думал дом фотографируешь, хочешь купить. Продаю! Не нужен?
— Нет. Дом не нужен, — я повернулся и пошёл к центру Данилова.

На следующем перекрёстке ко мне подошли двое цыган. Один из них, оглядываясь по сторонам, показал мне стопку серебряных монет и подбросил их так, что монеты звякнули. Потом снова показал монеты мне. «Не знаешь, куда можно отнести?» — спросил цыган. Декорация такая: нашли монеты, а куда их деть не знаем. Старый трюк, наказывающий жадность. Я развернулся и пошёл, дав понять, что мне это неинтересно. Цыгане побрели дальше, искать «клиента».

Слева от старинного здания Торговых рядов переулок отличается от улиц города: мощённая валунами дорожка, четыре новых лавочки и стальной шар из кованных прутьев с несколькими висячими замками — непременный атрибут любой свадьбы. В одном из проёмов Торговых рядов на растяжках плакат с фотографиями местных жителей в процессе восстановления улицы. Со временем улицу подмыло дождями и часть валунов по центру осела, сделав улицу похожей на горный склон, неприступный для дамских шпилек. Несколько висячих замков слишком одиноко смотрелись на огромном шаре. Данилов — провинциальный город, свадеб немного, и чтобы шар заполнился замками наполовину, должно пройти лет сто, не меньше. Больше всего смущал плакат с фотографиями: это мы, это мы! Сделали, заявили. Что дальше?

Хозяйственная деятельность в этот день в Данилове кипела. У кинотеатра — самого крупного здания в городе, рабочие перекрывали скатную крышу. Летний сад был закрыт на реконструкцию с 6 июня по 1 сентября, то есть на всё лето. Маляр, перемазанный краской, подкрашивал жёлтым цветом буквы «ЛЕТН...» По соседству здание краеведческого музея и монумент Героям за установление Советской власти со знаменем, красным серпом и молотом. В сквере, на месте разобранной даниловцами в советское время церкви Иконы Божьей матери, крохотная деревянная часовня. Установлена в память об утраченной церкви.

Спустился к мелкой, заросшей камышом речке Пеленга. Шаткий мосток с прогнившими и кое-где выпавшими досками перекинут на другой берег. У картофельного поля сарай и лавочка. Сел на лавочку дух перевести. Полдень, жарко. У рабочей смены с пилорамы обеденный перерыв. Трое работяг с полуторалитровой бутылкой пива зашли за сарай. Пшикнула пробка и бутылка пошла по кругу. Послышалась беглая, едва понятная северная речь: пилорама, кубатуру гоним, шесть кубов за смену, напарника отругал… Всё приправлено сочными матерными словами, прочно вошедшими в диалект. После каждой фразы, фирменное «отвечаю». «Зарплата одиннадцать тысяч». «Не пойму, он друг мне или недруг? Когда нужно было, я всё бросил, приехал, нашёл его. Всю вину взял на себя, лагеря прошёл. Вышел — он меня знать не знает…» Пустая бутылка летит в кусты — обед закончен, пора за работу.
Галерея даниловских художников стала центром, объединившим горожан, которые интересуются живописью и искусством.
В Данилове есть крохотный двухэтажный островок культуры — художественная галерея. Белый особнячок среди серых изб, бульдозеров и пыльных грунтовок. История появления галереи в городе любопытна. Бывший мэр, большой ценитель живописи выделил здание под городскую картинную галерею. Делом это оказалось непростым. Особняк многое перевидал на своём веку: купечество, организации и тесты, коммуналки. Одна из посетительниц галереи вспомнила, что на чердаке особняка, в одной из коммунальных квартир, бывших тут раньше, проходила её первая брачная ночь. После расселения жильцов здание стало центром культуры в Данилове. В галерее выставляют работы даниловских художников. Выставки тематические и больше посвящены отдельным людям. Цель: показать, что в городе есть талантливые творцы: художники и фотографы. Посетителей немного. Школьников водят в краеведческий музей, рассказывают про самовары, которыми некогда славился Данилов. Это есть в школьной программе. А галерея стала центром, объединившим даниловцев, которые интересуются живописью и искусством. Такая скромная и в то же время важная роль.

После посещения Даниловской галереи город уже не казался таким мрачным, как утром. Заморосил «грибной» дождь, прибило пыль, заблестела краска на наличниках домов и Данилов приобрёл свой особенный, провинциальный колорит.

На вокзале Данилова есть часть Художественной галереи. В зале ожидания экспонируются картины трёх даниловских художников, в разное время работавших на Северной железной дороге: Ореста Голдыры, Василия Бахарева и Юрия Фурсикова. Рядом с вокзальным буфетом книжный стенд с надписью: «Уважаемые пассажиры! Книга — твой друг! Возьми, почитай и верни!» На полках стенда: «Багаж» Маршака, «Песнь о вещем Олеге» Пушкина, детские книги и набор популярной литературы советских издательств с ценой в копейках на задней обложке. Если не вернут — не жалко.

У входа в вокзал лежат бесплатные номера газеты «Гудок»: позавчерашний, вчерашний и сегодняшний. В газете новости, связанные с железной дорогой, жизнью железнодорожников, их буднями и праздниками. Сама газета чёрно-белая, но в номере есть цветная вкладка «Северная магистраль», посвящённая исключительно Северной железной дороге.

Объявили посадку на электропоезд до Вологды. К перрону подали ту самую, редкую электричку, которая делает всего четыре рейса в неделю и только летом: четырёхвагонный состав ЭД9М. На крыше моторных вагонов в ряд выстроились бочонки высоковольтных керамических изоляторов: электричка под переменный ток.

Данилов расположен на стыке железных дорог с различным напряжением в контактной сети. Со стороны Ярославля дорога электрифицирована постоянным током с напряжением 3000 Вольт. Дорога, идущая на Север, к Вологде — переменным, 27000 Вольт. Подвижный состав, следующий по этим участкам, тоже различается. От Данилова на Север идут электрички, работающие на переменном токе: ЭД9Т и ЭД9М. Для пассажирских поездов, останавливающихся на станции, электровозы переменного тока меняют на электровозы постоянного. Для этого при станции есть крупное локомотивное депо. Из-за смены локомотива поезда стоят на станции по полчаса. Этим пользуются местные торговцы, продающие утомлённым дорогой пассажирам, малину, крыжовник, пирожки и отварную картошку.
Салон электрички был пуст. Близилось время отправления. Захрипел динамик. Суровый мужской голос объявил о маршруте, о ТЧ «Данилов», обслуживающей электричку и добавил: «Состав локомотивной бригады: машинист Будаков Кирилл Данилович и помощник Тимохин Игорь Васильевич». Так, командиры пассажирских авиалайнеров знакомят пассажиров с экипажем. Считается, этот приём повышает доверие пассажиров к команде. В электричках такое мне встретилось впервые. Идея интересная: приятно знать имя человека, который тебя везёт и кому доверяешь жизнь на время поездки.

«Следующая остановка Льнозавод. Осторожно, двери закрываются!» — прохрипел голос в динамике. Примечательно, что на маршруте есть две остановки со схожими названиями: Льнозавод и Льнокомбинат. Одна под Даниловом, другая — в Вологде. Эти места славятся производством льняного волокна, из которого потом ткут несминаемое и износостойкое полотно.

В пригороде Данилова поезд останавливается в деревнях. С высоты вагона хорошо заметны летние холодильники рядом с избами: земляной холм с приземистой дверкой и вентиляционной трубой сверху. Нечто вроде погребов. В них хранят скоропортящиеся продукты в теплое время года.

Потом пошли «переездные» остановочные пункты: Онаньино, Муринское. Электричка останавливается прямо на железнодорожном переезде и открывает правые двери. Выход на автодорогу из первого вагона. Знак «Остановка головного вагона» за переездом.

— У вас время неправильное! — обратился к контролёру вошедший мальчик, показав на электронные часы в вагоне.
Часы опаздывали на 40 минут.
— Это оно тут неправильное, — отшутилась контролёр.

На станции Бакланка в станционном строении разместился железнодорожный продуктовый магазин №9. Когда на станции или в посёлке нет даже элементарного магазина, железная дорога берёт на себя эту функцию.
При строительстве Северной магистрали экономили на земляных работах, отдав приоритет не скоростному движению, а низкой стоимости стройки.
Электричка отчаянно петляла на кривых, изгибаясь то вправо, то влево. Дорога проходит по сложному рельефу, огибает овраги и косогоры. При строительстве экономили на земляных работах, отдав приоритет не скоростному движению, а низкой стоимости стройки. Движение на Серверной дороге не такое интенсивное, как на Октябрьской, Московской или Горьковской. Здесь высокие скорости ни к чему.

Миновав пригородный посёлок Лоста с рядами пятиэтажек, поезд въехал в Вологду. С Юга гостей встречает промышленная зона: Вологодская ТЭЦ и Льнокомбинат. Прибыв на вокзал, по подземному переходу вышел в город. Вокзальная площадь заставлена автомобилями. В центре зелёный островок с лавочками и дорожками для отдыха пассажиров, ожидающих поезд. Дороги хуже, чем в Ярославле и это сразу бросается в глаза: выбоины, рытвины. Асфальтовая дорогая переходит в гравийную, затем снова асфальт.

Хостел недалеко от вокзала, что удобно при заселении и выезде. В многоместном номере постояльцев не было, хотя их вещи и пакеты разложены рядом с кроватями: ещё не вернулись из города. Принял душ, поужинал, налил большую кружку кофе и засел за написание путевых заметок. На кухне чайник в виде самовара, плита, посуда, телевизор. На полке чашка с использованными одноразовыми чайными пакетиками. Постояльцы пользуются: выбирают пакетик посвежее, заваривают чай и кладут его на место. Так, один пакетик служит многократно.

Вечером в многоместном номере появились трое парней. Весь вечер они обсуждали свои дела, не обращая внимания на других постояльцев. Торговцы. Скупают в магазинах дешёвой утвари «Фикс Прайс» и «Смешные цены» посуду, мелкую бытовую технику, массажёры по 50-100 рублей. Обходя дом за домом, подъезд за подъездом, продают эту утварь волгожанам под видом качественных, дорогих вещей. Обыкновенное жестяное блюдо выдаётся за серебряное, покрытое сусальным золотом. Расписывают чудесные свойства массажёров и бытовой техники. Цена назначается по ситуации и может колебаться от 300 до 5000 рублей. Ребята не из Вологды, гастролируют по городам Севера. По приезде в новый город, территория разбивается на квадраты. Каждый участник работает в своём квадрате. Вечером в хостеле обсуждают кто какую территорию обошёл за день. Делятся друг с другом историями и случаями, часто забавными. После таких рассказов удивляешься доверчивости жителей провинциальных городов.
Столица Русского Севера
Утром на всякий случай попросил ключ от ячейки для вещей у администратора хостела и запер рюкзак на ключ. Утренняя Вологда меня не впечатлила. В районе вокзала некрашеные серые фасады, двухэтажные деревянные дома — картина удручающая. Областной драматический театр закрыт, о чем извещала афиша. Крупным красным шрифтом: «СЕЗОН ЗАКРЫТ!»

В Детском парке на постаменте памятник Владимиру Ильичу Ленину в натуральный рост. Через квартал от него, на пересечении проспекта Мира и улицы Победы — памятник Ленину, более крупный, торжественный. И если в Детском парке Владимир Ильич одет по погоде, в сюртук, то на проспекте Мира он в пальто. Не все вологжане знают, чем объяснить, что в центре Вологды на небольшом расстоянии друг от друга установлены два памятника Ленину. Я спрашивал об этом людей на улицах города. Каких только версий не предлагали: политические дебаты, показать отсутствие альтернативы, позаметнее сделать. Последняя версия мне понравилась больше. Памятник в Детском парке один из первых в Советской республике. Ленин был запечатлён в натуральный рост. Однако место было выбрано не вполне удачно: рядом находилась ярмарка, торговые палатки и возы с товаром. Это затрудняло проведение торжеств у памятника. Со временем, власти решили установить памятник побольше на широком проспекте Мира. Места для демонстраций и торжеств здесь достаточно — площадь открыта со всех сторон. А больший размер памятника можно объяснить растущим культом В.И. Ленина в Советскую эпоху.

С утра в будний день людей в центре немного. Редкие туристы и спешащие по делам горожане. Дома красивые, отреставрированные. Вымытые стёкла блестели под августовским солнцем. В это время местные телеканалы устраивают охоту за репортажами, берут интервью. Народ по улицам ходит приличный, общительный и на заднем плане картинка хорошая: Дом связи, Каменный мост, рестораны, Комсомольский сквер.

За 5 минут, пока я шёл через Комсомольский сквер, ко мне подошли съёмочные группы двух каналов. «Вологда-Регион» узнавал у прохожих, с чем у них ассоциируется 1 сентября. Они готовили репортаж к началу учебного года. Городской телеканал Вологды спрашивал, знают ли вологжане и гости города о том, что в этот день в Бразилии начались Олимпийские игры. Вопрос с подтекстом. Как оказалась, в соревнованиях по стрельбе приняла участие жительница Вологды.

Улицы города чистые, во многом благодаря урнам особой конструкции. Из металлических труб сварен каркас метр на метр. Внутри брезентовый мусорный мешок с завязками, довольно объёмный. Когда мешок заполняется, его попросту меняют.

Центр Вологды — двухэтажные деревянные дома с резными наличниками, мезонинами и палисадами. Сложилось даже целое направление в строительстве: Вологодское деревянное зодчество. Оно представлено двухэтажными квадратными срубами с обязательным балкончиком над крыльцом. Резные кружева украшают карнизы и наличники. Бывшие мещанские и купеческие дома. Большинство из них — памятники архитектуры. Часто на доме можно встретить табличку: «Памятник архитектуры РСФСР». Такие дома строились в городе до 1917 года. В конце 70-х годов в Советском Союзе была популярна песня «Вологда», исполняемая ВИА «Песняры»:
Где же моя темноглазая где,
В Вологде-где-где-где,
В Вологде, где резной палисад.
В доме, где резной палисад.

Палисад — невысокий заборчик перед домом со стороны улицы.
Сложилось даже целое направление в строительстве: Вологодское деревянное зодчество.
«Резной палисад» — так называется Вологодский центр промыслов и ремёсел. Его сотрудники организуют пешеходную экскурсию по городу с рассказом об истории Вологодского деревянного зодчества. Экскурсия проходит по набору группы, всего несколько раз в месяц. Желающих не очень много, хотя сама идея интересная. Чтобы узнать, когда будет следующая экскурсия, предлагается звонить по телефону, указанному на афише.
Дом актёра расположился в одном из старинных деревянных особняков. Идея создания в Вологде Дома актёра принадлежала Народному артисту России Семёнову А.В. Из заброшенного дома с заросшей и запущенной территорией в 1989 году силами актёров и энтузиастов был создан культурный центр. Он носит имя основателя, актёра Семёнова. Сейчас в Доме и на летней сцене проходят фестивали, театральные представления, «капустники». Собираются актёры и любители театра. Есть своё кафе с недорогими обедами. Территория уютная, зелёная: деревянная сцена с навесом в саду, за ней ширмы гримёрок для актёров. Столики летнего кафе и небольшой партер из деревянных скамеек. Летом спектакли проходят редко, актёры в разъездах и отпусках. Ближайший фестиваль «Лето — это маленькая жизнь» запланирован на середину августа.

На набережной реки Вологда сосредоточены главные туристические достопримечательности. Кремлёвский парк, бывший Парк Вологодского вагоноремонтного завода с двумя зацветшими прудами, фонтаном и чёрными откормленными лебедями. Название парка решили сменить. Кремлёвский — более благозвучно. Гвоздь большинства экскурсионных программ Русского Севера — Вологодский кремль, а точнее, Архиерейский двор. Софийский собор перед Кремлём пятикупольный, без одного креста. Говорят, крест сняли на реставрацию. Помнят вологжане своего земляка, знаменитого русского поэта Константина Николаевича Батюшкова, предшественника А.С. Пушкина. В память о нём на берегу реки Вологды у церкви Александра Невского установлен памятник: Батюшков с конём. Постамент невысокий и туристы фотографируются, забравшись на памятник и дружелюбно приобняв Константина Николаевича. Особенно отчаянные пробуют забраться на коня. Скульптор предусмотрительно выполнил седло без стремян, так что из этих попыток ничего не выходит.
Левобережная - совсем иная сторона: заброшенные дома с заколоченными окнами, сгоревшая пожарная каланча, запертые на замки церкви.
Через реку перекинут автомобильный мост. Его могучие бетонные опоры разрисованы граффити. Мост ведёт в другую, заречную часть Вологды. Это совсем иная сторона. Она разительно отличается от правобережной, туристической. Заброшенные дома с заколоченными окнами, сгоревшая пожарная каланча, запертые на замки церкви. На стенах некоторых изб объявления о предстоящем демонтаже водопровода из-за неуплаты за воду или о расселении дома. Ведётся замещающая застройка. Старые, деревянные дома расселяют и сносят, а на их месте строят новые, в «вологодском» стиле. Не всегда удаётся воспроизвести фасады и орнаменты старого деревянного зодчества. Новодел — это уже не то. Развалюхи с разъехавшимися брёвнами сруба и поваленными стенами, подпёртыми рогатинами, как пятна оспы среди возведённых домов, сверкающих свежей краской и двойными стеклопакетами.

Прямо на берегу Вологды в уютном белом особнячке разместился Дом ночного пребывания, а проще говоря: ночлежка. Учреждение социального обеспечения. Дом недавно отремонтировали, а во дворе построили беседку. Здесь живут те, у кого нет своего угла: бывшие бомжи, бродяги и прочий люд, которых жизнь выгнала на улицу. Они сидят в беседке и ведут неспешный житейский разговор. Эта беседка слышала историю жизни не одного постояльца. Об этом здесь принято рассказывать не скрывая. Беседка — она же курилка. Не помню уже когда я видел «козью ножку» — самокрутку с махоркой, свёрнутую из газеты. Вышел на улицу и меня догнал один из постояльцев, опрятно одетый с добрым лицом, покрытым глубокими морщинами. Денег и курева он не просил. Рассказал свою историю. Для них важно поделиться с другими, тогда не так тяжко.

Зовут Женей. Бомжевал в Мытищах и Долгопродном. Там больше нравилось, чем в Вологде: жизнь богата на события, каждый день что-то происходит. Люди отзывчивые, криминала почти нет. В Вологде в ночлежном доме жизнь превратилась в череду однообразных дней, словно река замёрзла. Но жить можно. Первые полгода в ночлежке бесплатно. После 69 рублей за сутки. Места есть всегда. Главное не пить. Как пьянка — сразу выгоняют. Уезжать из Вологды: куда и зачем? Вроде устроился. Человек ко всему приспосабливается.
В городе есть две любопытные частные художественные галереи. Так совпало, что они обе «красные»: Арт-галерея «Красный мост» и Центр культуры «Красный угол». Первая располагается у пешеходного Красного моста через Вологду. Кафе и залы галереи аж на трёх этажах. Здесь всё новое, свежее, современное: белые стены, багеты, стеклянные лестницы, выставки современной живописи. «Красный угол» попроще. Площадка для проведения выставок, мероприятий и концертов. Как раз в это время проходила выставка Советского монументального искусства «Незаметное заметно». Интересная и в то же время очень глубокая по смыслу выставка. Её организатор вологодский искусствовед Саша Асафов. Он задумался о том, что в городе есть художественные объекты, которые жители не замечают и воспринимают, как обыденность. Это мозаичные панно. На стенах детского сада, пионерлагеря, автовокзала, аэропорта, заводской проходной. А между тем в Советском Союзе художественному оформлению объектов промышленности и транспорта придавали серьёзное значения. Сами по себе урбанистические пейзажи не способствуют улучшению настроения. В те времена это хорошо понимали и закладывали 3% от стоимости строительства на художественное оформление. В России этот подход утрачен. Зато его активно применяют в Китае и Австрии. Рабочий, идущий на смену, глядя на мозаику, будет чувствовать, что делает важное дело. А не просто работает за зарплату.

В коротком документальном видеофильме Саша рассказывает насколько трудоёмка и кропотлива работа по созданию мозаики. Помимо технической сложности в исполнении, художники вынуждены искать компромисс с заказчиком, которому нужна, прежде всего, реклама. Художник же хочет сделать свою работу произведением искусства. Уже в процессе обсуждения заказа художник знает, что получится в итоге, как будет выглядеть работа. И ему нужно убедить в этом заказчика.
Только благодаря высокому профессионализму художников, работы сохранились. Иначе, мозаику давно бы отбили, а стены закрасили.
На выставке представлены оригиналы эскизов, расчерченные клеточками. Каждая клеточка отдельно перерисовывалась на картон полметра на полметра, на котором уже выкладывался из разноцветных камней рисунок. Некоторые эскизы с резолюциями и замечаниями заказчиков: «Пиджаки лётчиков переделать на однобортные!», «Добавить такие-то и сякие-то элементы». Саша Асафов объездил Вологду и область в поисках забытых и утраченных произведений Советского монументального искусства. У него получилось собрать большую часть из них в альбом и рассказать людям, что такое существует. Искусство на улицах можно и нужно замечать. Только благодаря высокому профессионализму художников, работы сохранились. Иначе, мозаику давно бы отбили, а стены закрасили.

Весь день погода определялась: засветить солнцем, и нагреть улицы и здания Вологды тёплыми лучами или же полить дождём. Всё же, под вечер погода начала портиться. Ветер нагнал с Севера низкие тёмные тучи. Хмурое небо двигалось над крестами церквей, возвышающихся над двухэтажными домишками. В городе нет пафоса и показушного блеска. Нет видимого классового разделения. По центру может проехать красивый лимузин или, фырча и дымя, пропылить «газон» с дровами. И тот и другой будут смотреться на улицах Вологды гармонично.
Поезд Архангельск - Москва
В Москву возвращался поездом. Пока ждал отправления на вокзале, прибыла электричка ЭД9М из Вожеги, что в 130 километрах севернее Вологды. Значит «пригород» в сторону Архангельска ещё ходит.

Обратный путь из Вологды в Москву занял 8 часов. Удалось взять билет в сидячий вагон поезда Архангельск — Москва. Поезд пришёл с небольшим опозданием. Его подали к третьей платформе. Далеко от вокзала, нужно переходить по подземному переходу. Обычно наоборот: железнодорожники стараются подавать пассажирские поезда поближе к городу. В Вологде же у вокзала стоят электрички.

На станцию Вологда-1 состав втащил красивый электровоз ЧС4Т цвета бордо. За ним прицеплен вагон рельсосмазыватель и тринадцать пассажирских вагонов. Проводник в голубой рубашке и фуражке с алым околышем просканировал штрихкод на билете портативным прибором. Удобно, на экране сразу высвечиваются данные пассажира. Нужно только сверить их с паспортом.

Сидящий вагон поезда Архангельск — Москва — северного исполнения, с тройным остеклением. На спинке каждого кресла скотчем приклеена бумажка с номером места. Я брал билет на место №58, в крайнем ряду у окна. По самодельной нумерации вагона моё место оказалось у прохода. Это мало кого заботит, главное, что ряд совпадает, а уж как в нём расположены места…
Пассажиры с детьми приходили из других вагонов показать своим чадам, что такое «сидячий».
Работа у проводника сидячего вагона самая тяжёлая. Бельё выдавать не нужно, это да. Зато сидячий вагон перевозит больше всего пассажиров за рейс. И дело не только в его большей, по сравнению с плацкартом и купе вместимостью. Сидячий используется для местного сообщения. На остановках пассажиры сходят и заходят новые. Редко кто едет от Архангельска до Москвы сидя в кресле. За рейс состав пассажиров в вагоне сменяется несколько раз. Билеты дешёвые — самый доступный междугородний железнодорожный транспорт. Проезд от Вологды до Ярославского вокзала в Москве обошёлся в 720 рублей.

Сидячий вагон был единственным в поезде. Пассажиры с детьми приходили из других вагонов показать своим чадам, что такое «сидячий». Они подолгу стояли в проходе и объясняли детям, как в этом вагоне едут люди. Дети, до этого видевшие только плацкартные и купейные вагоны, смотрели на пассажиров «сидячки» широко открытыми глазами, не понимая, как можно так долго сидеть.

В Данилове стоянка 30 минут. Красавец локомотив ЧС4Т сменил двухсекционный электровоз постоянного тока ЧС7. Этот уже до Москвы. Пока меняли локомотив, вдоль состава прошли торговки с вёдрами: яблоки, малина в стаканчиках, огурцы в дорогу.
При подъезде к Москве начиная от Пушкино параллельно тянутся три ветки путей. От Мытищ — четыре. Это вынужденная мера: нагрузка на эти участки одна из самых высоких на магистрали. Бывает так, что поезда некоторое время идут параллельно. Их пассажиры смотрят друг на друга сквозь покрытое железнодорожной пылью вагонное стекло. Ведь это же интересно. Куда едут люди в том поезде? Чем заняты в дороге? О чём думают? Несколько мгновений и поезда расходятся, прерывая короткую встречу навсегда.
Публикации по теме