Трамвай канувший в Лету

Под Евпаторией сохранилась ведомственная трамвайная линия Молочное - Море. Санаторский трамвай, 30 лет возивший отдыхающих на пляж, на грани исчезновения
Уже в шесть утра солнце печёт так, что в палатке невозможно находиться. Нужно либо идти на пляж купаться, либо проводить день в городе.
Стоящая вот уже несколько дней, ясная погода привлекла на южный берег Крыма отдыхающих. Солнце прогрело морскую воду, и люди почти не вылезали с пляжей. Лишь с наступлением темноты «пляжный» трамвай, устало стуча, увозил последних отдыхающих в город, и пляж затихал. Волны шумели у пологих песчаных берегов. Чайки с гиканьем и свистом парили над кромкой моря, а потом быстро пикировали к воде. Подлетая к гребню волны, они выхватывали из воды что попадётся, а если повезёт, то и рыбу. В случае неудачи, чайка садилась на воду и качалась в волнах, как будто так и было задумано. Казалось, даже от этого птицы получали удовольствие.

На бахче поспели дыни. Если встать пораньше, на рынке можно купить сладкую дыню по цене 20 рублей за килограмм. С ранним подъёмом тоже нет проблем. Место степное: ни деревца, ни кустика. Уже в шесть утра солнце печёт так, что в палатке невозможно находиться. Нужно либо идти на пляж купаться, либо проводить день в городе. По крайней мере, там есть парки и можно укрыться от палящего солнца. И вернуться в лагерь не раньше вечера, когда жара спадёт.
Спустя 15 минут ожидания и напряжённого вглядывания в надписи на табличках подъезжающих автобусов, к остановке подъехал запылённый ПАЗик «Евпатория – Уютное – Молочное».
Решил устроить санаторный день. Не валяться на пляже хотя такие мысли тоже были, а осмотреть санатории в окрестностях Евпатории. Ещё было интересно взглянуть на пансионатскую пляжную линию трамваев в Молочном, что под Евпаторией.

Учитывая, что я буду отсутствовать целый день и палатка с вещами останется на диком пляже, нужно было срочно знакомиться соседями. Соседи справа собирались съезжать, зато туристы слева обещали присмотреть за палаткой. С собой взял только самое необходимое и налегке отправился в город.

Село Молочное расположено в двенадцати километрах от центра Евпатории. Сначала нужно добраться до автостанции и на городской остановке отлавливать проходящий ПАЗик. Ходит автобус нечасто, но мне повезло. Спустя 15 минут ожидания и напряжённого вглядывания в надписи на табличках подъезжающих автобусов, к остановке подъехал запылённый ПАЗик «Евпатория – Уютное – Молочное». Окна автобуса плотно закрыты шторками из грубой ткани. Такой же тканью были покрыты сиденья в салоне. Несмотря на утреннюю жару, благодаря плотным шторам в салоне было комфортно и нежарко. Через люки в потолке на ходу задувал прохладный ветерок. Удивило, что в автобусе чисто и хорошо работает вентиляция, что редкость для курортного транспорта. Двенадцать километров до места я проехал с комфортом.
Сельская трамвайная линия была открыта в 1989 году. Она связала пансионат «Береговой» с пляжем. Длина лини всего 1,5 километра. Основное назначение маршрута: доставка отдыхающих пансионата до пляжа и обратно. Услугами трамвая пользовались не только пансионатские, но и местные жители, и другие отдыхающие из Молочного. Проезд для отдыхающих пансионата был бесплатный, но только четыре поездки в день. Остальных обилетчивал кондуктор. Линия не относилась к городской транспортной системе и содержалась на балансе пансионата.
В сезон 2015 года пансионат не открылся. Поскольку трамвай относится к пансионату, его тоже не пустили.
По пути к пансионату я расспрашивал местных жителей о нынешней судьбе трамвая. Новости оказались неутешительными: в этом году трамвай не ходит. Владелец пансионата «Береговой» - киевлянин. В 2014 году после проведения референдума и присоединения Крыма к России доля бизнеса «киевлян» в Крыму оказалась под вопросом. В сезон 2015 года пансионат не открылся. Поскольку трамвай относится к пансионату, его тоже не пустили. Территория «Берегового» патрулируется ЧОПовцами и охраняется собаками. Об этом рассказали местные жители. Советовали идти до пляжа пешком или доехать: от Молочного до пляжа ходит частная маршрутка.

Судя по внешнему виду, пансионат был заброшен. Территория заросла ореховыми деревьями и издали походила на джунгли. Краска на корпусах местами облупилась и стены ощетинились крупными хлопьями штукатурки. На пансионатскую территорию я не заходил, опасаясь собак. Но видел, как несколько человек перелезли через забор пансионата, чтобы сократить путь на пляж.

В хозяйственной зоне «Берегового» разместилась тяговая подстанция и крохотное трамвайное депо на два пути. Въездные ворота зоны были распахнуты. На территории – ни души. Повсюду вокруг брошенные грузовики и трактора – механическое хозяйство пансионата. Молодые деревья, пробив себе дорогу, торчали из асфальта площадки.
Слева от депо – низкая платформа из трёх бетонных плит и пути, уходящие в сторону пляжа. Это конечная станция «Молочное». В окончании пути два башмака, намертво приваренных к рельсам. Это исключает случайный схода вагона. Ширина колеи такая же, как у евпаторийского трамвая: 1000 мм. Чуть дальше, за механической стрелкой - ответвление в депо. Территория депо захламлена мусором. На путях перед воротами валялась передвижная вышка для ремонта контактной сети. Сквозь щель в створках ворот депо видна сцепка из двух вагонов Gotha.

Токоприёмники подняты до уровня контактного провода. Видимо, они не имеют устройства опускания. Вагоны комплектные, законсервированы до лучших времён. Кроме вагонов, в депо были всякие полезные мелочи для первичного ремонта и обслуживания трамвая. Судя по тому, что всё находилось в порядке и на своих местах, мародёры до депо ещё не добрались. Чего нельзя сказать о грузовиках и уборочной технике: машины потихоньку начали растаскивать.
Видно, при монтаже линии укладывали первое, что попадалось под руку, без разбора. Все шпалы разного размера и бывшие в употреблении.
Я отправился по пути, ведущему в сторону остановки «Пляж». Трасса пути прямая, но сам путь в ужасном состоянии. Такое впечатление, что его делали из чего попало. Все шпалы разного размера и бывшие в употреблении - это было видно по многочисленным следам от костылей в разных частях шпал. Некоторые «родные», аккурат под колею 1000 мм. Но большинство либо ширококолейные, либо узкоколейные, колеи 750 мм. Видно, при монтаже линии укладывали первое, что попадалось под руку, без разбора. Чугунные подкладки под рельсы и костыли: отечественные, немецкие, длинные, короткие - всех видов и размеров. Настоящая коллекция. В некоторых местах, разъехавшиеся в стороны, плети рельс стянуты пружинными стяжками – временная мера. Но небольшой вес вагонов и низкая скорость движения прощают такие огрехи пути.

С обеих сторон путь окружён плотным кустарником. Слева - дорога на пляж. Справа – солёное озеро. Вдалеке за озером виднелась гигантская тарелка антенны наземной космической станции. Участок пути в этом месте прямой. Шпалы уложены получше, попрямее, покрепче. Наверное, трамвай на этом участке разгонялся и делал свои заветные 25 км/ч. На полпути к пляжу линия изгибается. Деревянная труха летела из-под ног, шалы рассыпались. По поверхности шпал бежали крупные чёрные муравьи. Пружинные стяжки на этом участке установлены одна за одной. Вся контактная сеть смонтирована на бетонных столбах, по совместительству служащих столбами освещения автодороги на пляж. После изгиба путь вышел на финишную прямую. Вдалеке показался пляж, а за ним – море. В лицо повеял солёный ветерок. Послышался шум прибоя.

У ворот пляжа конечная остановка: несколько вдавленных в землю бетонных плит. Путь изгибается вправо, оканчиваясь скромным тупичком из бетонного столба. Этот же столб служит окончанием контактной сети. Вот и вся линия: «Приехали, пляж».
Все эти «Чайки», «Маяки» и «Лазурные» на вид, как братья-близнецы. Только одни запущены, а другие – процветают.
Побережье к Западу от Евпатории славится «золотыми пляжами» из мелкого жёлтого песка. Пляж был чистым, без морского мусора и водорослей. Я с удовольствием искупался и улёгся на песке, ещё не успевшем раскалиться. За пляжем санатория начиналась череда диких пляжей. На них стояли «дикари» и автокемперы. Идеальное место для «дикого» семейного отдыха: чистое, уютное, с песчаными пляжами и небольшой волной.

К Евпатории пробирался через пансионатские территории. Пройти можно везде, пляжи общедоступны. По берегу проложена дорожка, с которой всегда можно свернуть на пляж: общего пользования или санаторский. По другую сторону от дорожки – санатории, ограждённые забором. К некоторым из них можно подойти свободно, а некоторые – охраняются: вход только по пропускам. Корпуса санаториев однотипные, строились ещё в советское время. Все эти «Чайки», «Маяки» и «Лазурные» на вид, как братья-близнецы. Только одни в запущенном и полуразрушенном состоянии, другие – успешно принимают туристов и процветают. Всё зависит от хозяина. Всё же, большая часть корпусов рушится. Вокруг них заросли травы по пояс. Сады и декоративные деревья погибли. О былом прошлом таких санаториев напоминают остатки питьевых фонтанчиков на пляже и проржавленный флагшток, на котором когда-то на пионерской линейке поднимался кумачовый флаг. В зарослях кустов рядом с пляжем ржавела цистерна с надписью «Египетские грязи».
В садах и скверах прогуливались отдыхающие, а пляжи был полны шумной детворы, организованной в отряды.
Посёлок Заозёрное – городок детских санаториев. В нём дела обстоят лучше западных соседей: большинство пансионатов охраняется и поддерживается в приличном виде. Есть клумбы, скульптуры, фонтаны. В садах и скверах прогуливались отдыхающие, а пляжи был полны шумной детворы, организованной в отряды. Есть в этом санаторном городке и кинотеатр, и магазин, где ребята выстраиваются в очередь за чипсами, мороженым и жвачкой. Стоя перед распахнутым витриной-холодильником, юный покупатель долго выбирал, какое мороженое взять. Сзади торопила нетерпеливая очередь из таких же покупателей.

В Заозёрном есть раскоп: остатки греко-скифского городища. Правда, единственное, что пока удалось откапать археологам – основания бывших домов, которые прямоугольниками камней выделяются на песчаном грунте. Археологические работы шли полным ходом: неподалёку от городища разместилась палатка копателей.

Озеро Мойнакское отделяет посёлок от Евпатории. После спада полуденной жары у озера собираются любители грязелечения. Чёрные фигурки, вымазанные в грязи, встречались тут и там, на пляже и у моря. По опыту знаю, что смывать грязь в морской воде нельзя – всё тело потом жжёт и щиплет. Но многие об этом не догадывались и смело ныряли в море, отскабливая корку грязи. Не позавидуешь.
Автобус был до отказа забит обгоревшими на солнце курортниками и счастливыми от долгого купания детьми.
На стоянке автомобилей у пляжа нашёл маршрутку, идущую на другой конец города, до моего лагеря. Маршрут: Западный пляж – город – Восточный пляж. Я воспользовался курортным маршрутом и проехал через Евпаторию насквозь. Автобус был до отказа забит обгоревшими на солнце курортниками и счастливыми от долгого купания детьми.

В лагере соседи доложили, что происшествий в моё отсутствие не было и на палатку никто не покушался. В знак благодарности я предложил одну из двух дынь, привезённых из города, но соседи отказались. За неделю отдыха успели объесться фруктов и уже не хочется.

Старая знакомая «ЭР1» возвращалась в Евпаторию из Симферополя. Солнце быстро скатывалось с неба и часть алого диска уже спряталась за силуэтами городских домов. Чтобы запечатлеть красивый закат, отдыхающие побросали свои дела и высыпали на пляж. Кто фотографировал на профессиональную зеркальную камеру со здоровенным объективом, кто на мыльницу, кто на смартфон. Каждому хотелось оставить кусочек этого лета не только в своём сердце, но и на карте памяти.
Публикации по теме